top
Сми о нас «Не до записей было»: есть ли шанс узнать судьбу пилотов погибшего под Истрой самолёта?
Самолёт Р-5, сбитый в 1941 гитлеровцами году у деревни Бужарово. Фото предоставлено Центром современной истории

«Не до записей было»: есть ли шанс узнать судьбу пилотов погибшего под Истрой самолёта?

Мы уже рассказывали, что недавно экспедиция РГО подняла со дна реки Истра фрагменты советского военного самолёта, сбитого в ходе боёв за Москву в ноябре 1941 года. Исследователи попытались выяснить судьбу экипажа и обстоятельства трагедии. Тем более что место и даже воинское соединение, которому принадлежали подобные самолёты, оказались хорошо знакомыми исследователям истории войны.

Инициатором поисков стал известный путешественник и теледокументалист Алексей Никулин. Некоторое время назад местный житель рассказал ему об останках самолёта, который покоится под слоем ила в реке близ посёлка Северный в Истринском районе. В мае нынешнего года экспедиция РГО выехала на место. С помощью специальной техники был размыт грунт на дне Истры, и на поверхность извлекли десятки фрагментов боевого самолёта. Иные не просто хорошо сохранились, «законсервированные» под слоем ила, — исследователи смогли без труда прочитать заводские номера на раме и двигателе.

Инициатор экспедиции Алексей Никулин у фрагмента самолёта Р-Z, найденного в 2022 году. Фото: кинокомпания "Скайфёст"

Казалось бы, дело за малым — найти по идентификационным номерам имена членов экипажа и восстановить по архивам их судьбу. Увы, это оказалось практически невозможно.

 Мы предполагаем, что речь идёт об экипаже 606-го легкобомбардировочного авиаполка 77-й смешанной авиадивизии, — говорит руководитель научно-поисковых проектов Центра современной истории Сергей Катков. — Мы нашли документы этого полка и всей авиадивизии в Центральном архиве Минобороны, но не обнаружили никаких источников, где бы фигурировал заводской номер самого самолёта либо его двигателя. Этих номеров не оказалось и ни у кого из тех, кто изучает данный этап Великой Отечественной. На языке следователей, наверное, это называлось бы «висяк». К сожалению, такое случается: ведь речь идёт об одном из самых драматичных эпизодов в истории нашей страны. 1941 год, гитлеровцы под Москвой, и исхода противостояния ещё никто не знает. Не до записей было…

И тем не менее нельзя сказать, что результатов нет вовсе.

Во-первых, уточнена модель самолёта. Это Р-Z («Р-Зет»), модифицированный Р-5. По своему амплуа тоже разведчик и лёгкий бомбардировщик, но с облегчённой конструкцией и оснащённый более мощным двигателем.

Во-вторых, нынешняя находка заставила вспомнить судьбу другого самолёта. В 2001 году, спустя 70 лет, сотрудники Центра современной истории восстановили судьбу экипажа одного из шести самолётов, не вернувшихся с боевого задания. 25 ноября 1941 года он упал в районе деревни Бужарово недалеко от Истринского водохранилища.

По документам из российских архивов и отчётов вермахта было установлено, что в этот день «выполнялось задание командующего Западным фронтом 15 самолётами». Задача — нанести удар с воздуха по танковой колонне 10-й армии вермахта, которая двигалась на Москву. Шесть из вылетевших самолётов не вернулись на родной аэродром. Устаревшие бипланы Р-5 становились лёгкой добычей вражеских зениток. Об интенсивности обстрелов говорит тот факт, что все самолёты, сумевшие вернуться, имели от восьми до 19 пробоин.

Уже в наши дни в среде поисковиков появилась фотография сбитого Р-5 у деревни Бужарово. Фотографировали гитлеровцы. Сергей Катков с коллегами даже нашли свидетеля — местную жительницу, видевшую упавший самолёт в 1941 году. Женщине тогда было 11 лет.

Архивные документы подсказали, а поисковики методом исключения выяснили, что экипаж изображённого на фото Р-5 состоял из двух человек. Командиром самолёта был лейтенант Худус Айбарович Мензаде, крымский татарин из крестьянской семьи, по гражданской профессии — актёр. По окончании лётной школы в Севастополе в декабре 1938 года был направлен служить в Белорусский особый военный округ, а позже переведён в 21-ю отдельную корпусную эскадрилью Западного военного округа. Как предполагают исследователи, скорее всего, лётчик погиб после неудачной попытки эвакуации из подбитого самолёта. Останки офицера не найдены. Последняя запись в его послужной карточке сообщает: «…исключён из списков командного состава ВВС приказом №010 от 15.2.1942».

— Судьба командира экипажа оборвалась в этом вылете прыжком с парашютом, — констатирует Сергей Катков. — Кто знает, может быть, когда-нибудь поисковикам под Истрой попадутся останки с пряжками и карабинами парашютной системы. Возможно, это будет лётчик Мензаде…

Экипаж самолёта Р-5 Худус Мензаде (слева) и Иван Брызгачёв. Фото предоставлено Центром современной истории

А вот его штурман Иван Григорьевич Брызгачёв, к счастью, выжил, но после приземления попал в плен к немцам. Исследователи нашли отчёт о его допросе. Судя по нему, офицер не выдал врагу никаких секретов.

Другой, уже советский, документ гласит, что в ноябре 1945 года Иван Григорьевич «находится на проверке после освобождения из плена». Интересно, что и дата пленения указана другая — 20.02.1945, и место — под Либавой (прежнее, еще со времён Российской империи, название латвийской Лиепаи). Как так могло получиться?

По мнению Сергея Каткова, вероятно, бойцу удалось бежать из первого плена, вернуться на фронт и снова попасть в плен в последние месяцы войны. Лейтенант Брызгачёв был освобождён из концлагеря в Баварии союзными войсками. Затем, естественно, попал под проверку НКВД.

— Простая и героическая судьба «воздушного рабочего войны», — комментирует Сергей Катков. — К счастью, Иван Григорьевич, пройдя всю войну с начала до конца, будучи раненным и испытавшим невзгоды плена, смог вернуться к семье.

Что же касается новой находки, то, как предполагается, наиболее хорошо сохранившиеся фрагменты самолёта Р-Z смогут пополнить коллекцию одного из военно-исторических музеев. А память о подвиге неизвестных (пока) пилотов, в том числе благодаря которым враг был остановлен на последнем рубеже, будет вечной.

Айвар Валеев